Новости


Ещё в первой половине XX века советские биологи занялись спасением популяций и реинтродукцией редких видов животных нашей страны. Одним из таких проектов стало возвращение на родину кавказского зубра. По иронии судьбы, история восстановления популяции зубра началась незадолго до Великой Отечественной войны, и наступление фашистов на Кавказе поставило под угрозу и жизни краснокнижных великанов, и жизни тех, кто о них заботился. Только самоотверженность и смекалка сотрудников Кавказского заповедника, охранявших маленькое стадо во время войны, позволили спасти вновь созданную популяцию.

В журнале «Вокруг света» за 1976 год опубликовано письмо заместителя директора Кавказского заповедника Константина Архангельского, в котором он пишет: «Когда в 1924 году по инициативе В.И. Ленина был создан наш заповедник, оказалось, что кавказского зубра, этого редкого и ценного животного, не сыщешь здесь днем с огнём. Он был истреблён поголовно в годы Гражданской войны».

Тогда учёные предложили реализовать программу реинтродукции — восстановления популяции зубра в местах его прежнего обитания. Чистокровных кавказских зубров действительно уже было не найти, но для переселения в Кавказский заповедник нашли потомка кавказского зубра, имеющего 25% «кавказской» крови. Также были отобраны четыре самки зубробизона (помесь европейских зубров с североамериканскими бизонами). Советские зоологи приняли решение работать с популяцией этих животных методом восстановительной селекции, то есть постепенно отбирать среди рождающихся «метисов» потомство, наиболее похожее на кавказских зубров.

В конце июня 1940 года будущие родоначальники и родоначальницы кавказского зубрового стада отправились по железной дороге в спецвагоне до станции Хаджох, ближайшей к границам Кавказского заповедника.

«Весть о прибытии животных с быстротой молнии облетела всю округу: «Зубров привезли!» Когда, перегрузив клетки с животными на машины, их повезли в предгорья, всё население станиц встречало кортеж. С поселка Каменномостского зубров перегрузили на автомашины и перевезли в Сахрай и дальше в горы по лесным дорогам. Были собраны все наблюдатели заповедника, в пешем и конном строю. На Поповой поляне, окруженной цепью наблюдателей охраны заповедника, мы сгрузили клетки и выпустили животных. Предстоял 35-километровый перегон по сильно пересеченной местности. Выпустив зубров на волю, мы, не спеша, гоном, постепенно, с выпасом, подгоняли зубров к заранее подготовленному зубропарку», — вспоминал Архангельский.

Зубропарк разбили в семи километрах от кордона заповедника под названием «Киша». Зубры жили в специальном вольере, для них были организованы две подкормочные площадки и четыре родильных стойла для зубриц. Сарай и жилой домик для учёных и егерей дополнили нехитрый перечень построек.

Война нарушила все планы создателей зубропарка. Кавказская нефть была важнейшей добычей для фашистов, поэтому Кавказ стал одним из основных направлений наступления захватчиков. Многие сотрудники заповедника ушли на фронт, а те, что остались, стали проводниками в горах для солдат и партизан, собирали лекарственные растения для госпиталей, строили оборонные сооружения. Научные сотрудники организовали в соседнем городе Гузерипле школу для детей беженцев.

Уже в августе 1942 года фашисты вышли к границам заповедника. Гитлеровские войска заняли село Хамышки, где располагалась тогда усадьба Кавказского заповедника, и связь Зубрового парка с коллегами прервалась.

Семеро взрослых и двое детей остались без припасов, без связи, без каких-либо сведений о том, что происходит вокруг. В этой тяжелой ситуации было принято решение: что бы ни случилось — зубров беречь, не дать врагу уничтожить редчайших животных.

Четверо мужчин организовали круглосуточное дежурство, заботясь о том, чтобы зубры не испугались, не убежали в лес, не наткнулись случайно на немцев. В холод и зной, под проливными дождями сотрудники заповедника не покидали пост — берегли своих питомцев.

«Гарнизон кордона Киша и зубропарка жил в постоянной тревоге. Гитлеровцы интересовались зубрами. Об этом было известно от жителей нескольких оккупированных ими ближайших селений. Немцы показывали им снимки зубропарка, заснятые с воздуха. Трижды они бомбили этот район, но никакого вреда животным, к счастью, не причинили», — писал Константин Архангельский.

Однажды ноябрьской ночью, когда послышались отголоски ближнего боя, пришлось угнать зубров в горы, в самую дремучую чащу, а самим укрыться в старом сарае на реке Шише. И вовремя: «На кордоне Киша появился конный отряд полицаев под командованием гитлеровского офицера. Они сожгли домик, где хранились научные фонды, и уничтожили все материалы зубропарка. Однако от рейда вглубь парка воздержались, опасаясь партизан», — вспоминал замдиректора заповедника.

Даже в это тяжёлое время, когда припасов почти не осталось, люди делились с зубрами остатками свеклы и картофеля, и самым ценным для копытным продуктом — солью.

Трое женщин по очереди дежурили на дороге, следя, не покажутся ли поблизости фашисты, готовили еду и людям, и животным. Мужчины между тем не только несли свою нелёгкую вахту по наблюдению за зубрами, но и перекрывали тропы, завалили корягами единственный в окрестностях брод, строили потаенные загоны, куда отводили маленькое стадо днем, чтобы его не заметили самолеты-разведчики. Опытные сотрудники понимали, что, испугавшись взрывов, животные могут уйти в лес, поэтому всеми силами удерживали стадо поблизости. Помогали и партизаны: местный отряд заверил сотрудников заповедника, что животных в обиду не даст. И все зубры и их защитники выжили! Более того, за это время в стаде родились первые зубрята, и краснокнижных великанов стало уже девять.

Рации у сотрудников зубропарка не было, но о том, что враг отступил осенью 1943-го года, узнали сразу. К маленькому отряду защитников пришло подкрепление в лице сотрудников заповедника. Кроме припасов и необходимых вещей для коллег, из усадьбы заповедника доставили долгожданное лакомство для девяти спасенных зубров — несколько килограммов соли…

К сожалению, зуброводам не сразу удалось вернуться к мирной жизни. «Мы вздохнули свободно, решив, что теперь можно взяться за восстановление заповедника. Но не тут-то было! В горы, спасаясь от возмездия, хлынули банды бывших полицаев», — констатировал Архангельский. Пришлось взяться за винтовку и заняться обезвреживанием заполонивших Гузерипль и окрестности банд.

Лишь к концу войны сотрудники вновь вернулись к охране заповедника и научной работе. В послевоенные годы в заповеднике продолжилась серьезная селекционная работа по возрождению популяции, в заповедник были завезены еще несколько европейских зубров, что позволило окончательно вытеснить гены бизона. Разросшееся и окрепшее стадо перекочевало из вольера в дикую природу, где и сегодня живут и здравствуют его потомки. Сейчас на территории Кавказского заповедника живет приблизительно 1150 зубров. Стадо осваивает все новые территории, а его численность постоянно растет. Сложно уже представить природу региона без этих могучих животных.






Экспертное мнение
Все мнения

Документы

Все документы